Кремль теряет влияние на энергосектор Восточной Европы

29 Груд, 2015

После позорного бегства бывшего президента Украины Виктора Януковича в Российскую Федерацию, в Украине был взят курс на снижение энергетической зависимости от Российской Федерации. За последние два года были достигнуты некоторые успехи на данном направлении.

Уровень закупок Украиной российского газа по контракту, подписанному в 2009 году, составляет ежегодно не менее 40 миллиардов куб. метров газа. По факту же Украина закупает в России минимальные объемы газа. Так, в январе-ноябре 2015 года страна сократила импорт природного газа по сравнению с аналогичным периодом 2014 года на 9,5% - до 16,2 млрд. куб. м с 17,9 млрд. куб. м. Больше всего природного газа поступило с территории Европы - 10,0 млрд. куб. м, или 62% от общего объема. По данным «Укртрансгаза», в ноябре Украина импортировала 1,1 млрд. куб. м природного газа, из них 65% поступило с территории Европы.

Украина в конце ноября 2015 года вообще отказалась от закупки российского газа.

По словам премьер-министра Украины Арсения Яценюка, причиной отказа от российского топлива является его более высокая цена по сравнению с европейской. До конца 2015 года "Газпром" установил стоимость газа для "Нафтогаза Украины" в 227 долл. за тысячу кубометров. В 2016 году Украина рассчитывает закупать в случае необходимости российский газ по цене примерно 207-208 долл. за тысячу кубометров. Цена на газ из Европы в 2016 году ожидается на уровне 175-180 долл.

Взгляд в недавнюю историю является еще более наглядным: до 2004 года Украина покупала у России около 80 миллиардов куб. метров газа, занимая второе место в мире по объемам потребления этого вида топлива. Таким образом, абстрагируясь от внутренних политических дебатов, можно смело утверждать, что процесс снижения Украины зависимости от российского газа действительно происходит.

 

Газпром теряет влияние в Польше и Латвии

По мнению аналитиков группы глобальной разведки Geostrategy, постепенная потеря российской компанией «Газпром» украинского рынка стала прелюдией к глобальному сокращению некогда магического влияния «Газпрома» на энергетический рынок Европы. На саммите Евросоюза 15 октября 2015 года было подписано соглашение, согласно которому Польша и страны Балтии берут обязательства по строительству газопровода, который буде играть ключевую роль в процессе интеграции энергетических систем указанных государств.
Подписание этого соглашения активно обсуждалось в первом полугодии 2015 году, когда Латвия впервые в своей истории председательствовала в Совете Европейского Союза. Во время своего председательства Латвии удалось заложить основы для мощного формирования Европейского энергетического союза с целью достижения энергетической независимости ЕС и формирование общей энергетической политики. Вопрос энергетической безопасности и диверсификации занимает важное место во внешней политике Литвы. Так, Литва выступила категорически против строительства газопровода «Nord Stream II», считая его таким, что увеличивает европейскую зависимость от российского монополиста и снижает энергетическую безопасность.

Подписание упомянутого соглашения о строительстве газопровода произошло ровно через неделю после того, как Польша запустила LNG-терминал в городе Свиноуйсье (расположен на берегах островов Узедом и Врлин, между которыми находится узкий пролив, связывающий Щеценский залив с Балтийским морем) и меньше чем через месяц после запуска LNG-терминала в литовском городе Клайпеда. Эти два события символизируют эволюцию усилий стран Балтии и Польши по уменьшению зависимости от российских энергоносителей. Клайпедский LNG-терминал уже начал получать коммерческий газ от норвежской компании Statoil. Польський же терминал по принятию LNG-газа ориентирован на продукцию из Катара. Таким образом, оба новых терминала отвечают требованиям Европейского Союза в контексте необходимости обеспечения максимальной диверсификации источников получения энергоресурсов.

Новые инфраструктурные проекты уже приносят дивиденды для Литвы и Польши. Так, LNG-терминал в Клайпеде имеет промышленные мощности по принятию около 4 миллиардов куб. метров газа в год. Это больше, чем ежегодное потребление Литвой природного газа (эта страна потребляет около 3,27 млрд. куб. метров в год). Это значит, что в случае полного запуска LNG-терминала Литва сможет поставлять в соседние страны, в том числе и в Украину, Эстонию и Латвию, почти миллиард куб. метров газа в год. Таким образом, страна увеличит свое политическое и экономическое влияние на процессы в регионе Центральной Европы.

Но эта не единственный «плюс», полученный литовцами от запуска LNG-терминала в Клайпеде. Создав такой мощный инструмент влияния как LNG-терминал, литовская сторона резко усилила свои переговорные позиции с российским Газпромом, у которого она продолжает покупать газ. В частности, имеется информация о том, что Россия, находясь под соответствующим политическим давлением фактора «LNG-терминала», согласилась на снижение цены на газ для Литвы.

Польша, запустившая подобный проект, также рассчитывает получить в лице Газпрома более сговорчивого партнера в плане цены на газ. По предварительным оценкам, польский терминал в Свиноуйсье будет способен принимать до 5 миллиардов куб. метров газа ежегодно. Это почти половина того, что необходимо для польских потребителей в ежегодном измерении (в 2014 году Польша потребила 10,6 млрд. куб. метров газа). Аналитики группы Geostrategy считают необходимым обратить внимание на то, что в течение последующих пяти лет будет существовать техническая возможность увеличить ежегодную пропускную способность LNG-терминал в Свиноуйсье до 10 млрд. куб. метров газа. Это означает, что Польша будет в состоянии полностью отказаться от российского газа.

Но на этом страны Балтии и Польша останавливаться не собираются. Так, балтийские страны и официальная Варшава договорились о строительстве абсолютно новых коммуникационных маршрутов, способных обеспечить оперативный обмен газом и электроэнергией. Европейский Союз уже согласился выделить 300 млн. евро на строительство газопровода между Польшей и Литвой (общая стоимость проекта – 500 млн. евро). Реализация этого проекта начнется в начале 2016 года, пропускная способность составит 2,5 млрд. куб. метров в год, а завершится строительство газопровода к 2019 году.

 

Уроки для Украины

По мере реализации указанных проектов, Польша и страны Балтии будут продолжать усиливать свои переговорные позиции с Газпрмом. При этом необходимо понимать, что в любом случае цена за снижение газовой зависимости будет высокой. Этого никак не избежать. Так, например, Литва покупает у Норвегии газ по 397 дол. за тысячу куб. метров, что приблизительно на 10% дороже такого же российского газа. Однако в таком шаге четко просматриваются коммерческая и политическая выгоды. Имея в колоде такие козыри как LNG-терминал, любая страна, покупающая у России газ, может получить в лице Газпрома более сговорчивого партнера.

Исходя из этого, Украине следует реанимировать идею по строительству LNG-терминала в Одессе. Кстати, для начала Украина могла б позаимствовать недавний опыт стран Балтии, которые брали в аренду у Норвегии передвижные морские платформы, способные играть роль LNG-терминала. Стоимость аренды колеблется в пределах 50 млн. дол. в год при проектной мощности около 3 миллиардов куб. метров газа. Имея в рукаве такие сильные карты как мобильные LNG-терминалы, Газпром стал бы еще более сговорчивым в отношениях цены на газ.

Так называемый LNG-прорыв Польши и стран Балтии также несет определенные геополитические выгоды для Украины и региона Центральной Европы. Польша и Литва выступают как лоббисты Европейского Союза в контексте сближения таких стран «Восточного Партнерства» как Украина, Молдова и Беларусь с Евросоюзом, показывая им реальные модели уменьшения энергетической зависимости от России. По мнению аналитиков группы Geostrategy, постепенное втягивание Украины и Беларуси в энергетическую инфраструктуру Евросоюза при помощи Литвы (для Беларуси) и Польши (для Украины) ослабит влияние Газпрома. Вследствие таких действий более четкой станет концепция так называемой «Славянской Дуги», призванной отсечь доступ России к территории Европы. Ведь интеграция Украины и Беларуси в ЕС лишит Россию прямого выхода в Европу, оставив лишь возможность непрямого доступа через Калининградскую область. Наращивая сотрудничество с Беларусью в сфере энергетики, Евросоюз, таким образом, также готовит плацдарм для более мягкого снятия Минска с газовой иглы России.
Ведь никакие политические режимы вечными не бывают.