Россия начинает поиск компромисов

08 Dec, 2014 | |

In Russian expert community a very fragile processes of finding possible compromises about the future of the Donbass and Crimea has been launched. This process indicates the desire of some Russian experts to stop the insanity that occurs in the Russian-Ukrainian relations. Three are some scenarios that are being discussed on the expert level. The deep-frozen conflict on Donbass seems the most visible at the current stage.

По оценкам аналитиков группы глобальной разведки Geostrategy, в российской экспертной среде начинают появляться процессы, пока что очень осторожные, которые свидетельствуют о желании прекратить то безумие, которое происходит в российско-украинских отношениях. Безумие, рожденное стремлением российского президента Влидимира Путина и ограниченного круга российских генералов времен СССР отомстить США и Европе за некие обиды, нанесенные России в течение последних двух десятилетий.

Все происходило, как в американскм легендарном фильме «Всмопнить все»: российское руководство одним махом решило отомстить Брюсселю и Вашингтону за разширение НАТО и Европейского Союза за счет стран Балтии и бывшего соцлагеря, отомстить за Ирак, Сирию и «Арабскую весну», за разрешение разместить американскую военную базу в Киргизстане и систему ПРО в Европе, за пролет натовских самолетов через российскую территорию в Афганистан, за сланцевую революцию, за давление США на ОПЕК, за мировой финансоко-экономический кризис, за поддержку ополченцев во время двух чеченских войн.

Группа Geostrategy остается убедженной в том, что в конфликте в Крыму и на Донбасе виноваты именно российские военные и, в меньшей степени, представители спецслужб. Именно они нашетпывали Путину, что НАТО слишком близко подолшо к российским границам, что Запад плетет заговор против Путина, что проамериканский мировой порядок нужно менять, и делать это необходимо безотлагательно.

На президентских выборах в 2015 году, бывший украинский президент Виктор Янукович имел 100% шансы на проигрыш. Планировалось использование отработанных схем фальсификации и "победа" Януковича, несомненно, всколыхнула бы украинское общество, часть Восточных областей Украины и Крым, поддерживаемые Россией, отделились бы, и там стал вечно править Янукович.

 

Но генералитет просчитался. А Евромайдан окончательно спутал Путину все политические карты, навязав таким образом свою, Евромайдановскую, игру.

В конце концов, Украина оказалась крепче, чем об этом говорили Янукович и его команда (бывшие мынистры обороны – Ежель, Саламатин и Лебедев, главы СБУ – Калинин и Якименко, и Службы внешней разведки - Ильяшов), которая, начиная с 2010 года, сливала всю секретную информацию о системе обороны Украины своим московским кураторам. Запад оказался жестче, чем был во время грузинско-российской войны 2008 года. Да и Европейский Союз, к удивлению Москвы, также не развалился под весом мешков с долларами, коротые отсылались симпатикам России, живущих в странах Евросоюза.

И Путин сел в лужу. Во время его обращения к Федеральному собранию 4 декабря было видно, что его риторика уже не нова, рецептов по выводу России из финансового кризиса нет, паника в российской среде возрастает, а кровавый бунт в Грозном, как раз в предверии ежегодного обращения, послал российской власти четкий сигнал – она постепенно, но неумолимо теряет контроль над внутренними процессами.

 

Грозненский привет Путину – очень серйозный. Ведь Путин начинал свою президентскую карьеру с Чеченской войны, на ней он вьехал в Кремль. Не исключено, что на ней он из Кремля и выедет.

 

Понимая глубину последствий, российское экспертное сообщество, которое также страдает великорусским шовинизмом, все-же начало процесс альтернативного мышления.

Проанализировав матерыалы на украинскую тематику, которые были опубликованы на страницах важных российских политологических и исследовательских центров, аналитики группы Geostrategy сделали вывод о том, что процесс поиска выходи из тупиковой ситуации все же начался. Во всяком случае, из материалов российских исследовательских центров исчезли призывы к формированию так называемого «русского мира» силовым путем, нет текстов о формировании Евразийского союза под председательством РФ, да и об успехах в деятельности Таможенного союза как альетнативы Европейскому Союзу уже никто не вспоминает.

 

Сценарии выхода из тупика

Зато появляется все больше материалов о том, как с минимальными потерями выйти из сложного украинско-российского кризиса, а также начать выстраивать с новой Украиной хоть какие-нибуть приличные отношения.

Российские эксперты считают, что нынешний кризис стал самым серьезным и опасным вызовом для европейской безопасности после распада Югославии и серии этнополитических конфликтов на Балканах.

Это событие соединило в себе наиболее масштабное противостояние России и Запада с момента окончания Холодной войны, российско-украинские противоречия из-за Крыма и юго-восточных областей Украины, а также трансформацию украинского государства в сторону формирования жесткого контура национальной идентичности. Вокруг Украины столкнулись интересы ключевых игроков, России, ЕС, США, что обусловило выход этого, по сути, внутригосударственного кризиса на глобальный уровень.

По мнению российских исследователей, в настоящее время кризис имеет несколько измерений.

Во-первых, это противоречия в отношениях между Западом и Россией, вызванные глобальными проблемами: конкуренцией на постсоветском пространстве, стремлением России не допустить глобального военного превосходства США и переформатировать американоцентричный мировой порядок.

Во-вторых, это российско-украинские противоречия, в рамках которых Россия рассматривает Украину как свою сферу влияния, важный элемент своих интеграционных проектов, фактор, в значительной степени обеспечивающий консолидацию общества внутри России на основе эксплуатации тезисов об общей истории и общей исторической памяти. Украина, в свою очередь, стремится сформулировать и выстроить собственный государственный проект, видя в России тормоз для достижения этой цели.

Наконец, в-третьих, это вооруженный конфликт на Донбассе.

Исходя из этого, российские политилоги предлагают свои рецепты выходи из сложившейся ситуации. Эти сценарии условно можна разделить на следующие:

 

Сценарий 1: децентрализация

Реализация этого сценария развития кризиса наименее вероятна, особенно после саммита в Брисбене и введения Украиной экономической блокады Донбасса. Тем не менее данный сценарий может быть осуществлен только как часть более широкого пакетного соглашения, затрагивающего, в том числе, и судьбу Крыма. Учитывая, насколько далеко зашел конфликт, а главное, насколько серьезен кризис доверия между всеми вовлеченными сторонами, сегодня можно говорить только о возможных алгоритмах и первых шагах, направленных на реализацию этого сценария.

В обмен на приостановление санкций и снятие с повестки дня крымской темы (даже при условии, что Запад вряд ли официально признает факт присоединения Крыма), Россия соглашается на территориальную целостность Украины при условии широкой децентрализации, вероятно, с элементами федеративного устройства, но при сохранении де-юре Украины как унитарного государства.

Децентрализационно-компромиссный сценарий предусматривает несколько стержневых параметров. Среди них –обсуждение с Западными партнерами и с Украиной ее внеблокового статуса при одновременном отказе России от активного сопротивления европейскому вектору украинской политики. По мнению аналитиков группы Geostrategy, впервые в новейшей истории в российском экспертном сообществе начал звучать тезис о том, что Москва должна наконец прекратить видеть в стремлении Украины интегрироваться в Евросоюз угрозу российским интересам. Этот сигнал – очень важен. Ведь таким образом для Украины открываются перспективы для переговоров с Россией, основой для которых станет постулат о неизменности курса на евроинтеграцию.

Но не стоить строить иллюзий по поводу того, что в рамках этого сценария Москва откажется от вопроса о признании официальным Киевом так называемых ДНР и ЛНР. Как отмечают российские эксперты, наиболее позитивным сценарием для России было бы перевести конфликт в статус умеренно «замороженного», одновременно вынудив Киев к переговорам с ДНР и ЛНР об их статусе в составе Украины. Москва при этом отдает себе отчет в том, что для этого необходимо, во-первых, политически нейтрализовать наиболее радикальных лидеров ополченцев и затем выдвинуть на первые роли умеренных, готовых к диалогу с Киевом, во-вторых, сформировать такую повестку дня со стороны ДНР и ЛНР на переговорах, которая бы предусматривала возможность вхождения этих регионов в состав Украины на основе глубокой децентрализации. Это позволило бы Москве не брать на себя в полном объеме обязанности по восстановлению инфраструктуры, сформулировать более сильную позицию относительно внеблокового статуса Украины, минимизировать активность Украины в крымском вопросе, а также добиться смягчения позиции Киева в отношении Приднестровья.

При этом большинство российских аналитиков признают, что на признание ДНР и ЛНР в рамках данного сценария Россия не пойдет. Очевидно, риски слишком велики, ведь в таком случае на Путина обрушиться масса критики, а санкции Запада будут лишь усилены.

Данным сценарием Россия, по мнению аналитиков Geostrategy, стремится во что бы то ни стало достичь того, чтобы Крымский вопрос был вынесен за скобки переговоров и снят с повестки дня на долгие годы. При этом должны быть выработаны формы признания того положения Крыма де-факто в составе России, которое сложилось сегодня.

Крымская ковырялка, о которой уже писала группы, таки действительно стоит очень дорого – и в политическом, и в экономическом аспектах.

См. Крым – это украинская ковырялка

 

Сценарий 2: Конфронтационно-силовой

Этот сценарий предполагает нарастание военно-политического конфликта на Донбасе с возможным расширением прямого или косвенного участия в нем России, США и их союзников по НАТО. Здесь речь может идти либо о срыве «Минского процесса», либо о частичном нарушении его пунктов. Такое наступление будет подаваться не только как завершение начатой в апреле 2014 г. антитеррористической операции (АТО) и борьба с сепаратистами, но и как противодействие России, ее имперской политике и оккупации. Данное наступление может быть поддержано Западом, который сам не готов к открытому военному противостоянию с Москвой. 

Это повторение сценария «Сербская Краина-1995», когда хорватские вооруженные силы и добровольческие формирования при военно-политической и информационной поддержке США и их европейских союзников сокрушили инфраструктуру непризнанной Республики Сербская Краина и добились «восстановления территориальной целостности» страны без многолетних переговоров, уступок и компромиссов.

Если Россия, опасаясь дальнейших санкций со стороны Запада или возможного втягивания НАТО в конфликт, примет подобный вариант, это будет означать самое мощное поражение Москвы на постсоветском пространстве. Оно станет не только политическим, но и военным поражением.

Такой итог будет чреват снижением популярности государственной власти внутри РФ и ростом недовольства действиями Кремля (в этом проявлении могут сойтись крайние позиции противников всякого вмешательства в украинские дела и «империалистов», заинтересованных в «марше на Киев»).

Это поставит если не крест на проектах евразийской интеграции, то укрепит неопределенность в их конечной реализации. Ближайшие союзники Москвы (такие, как Армения и Таджикистан), видя ненадежность России, начнут интенсивные поиски геополитических компенсаторов. Такое развитие ситуации поставит вопрос о статус-кво в Закавказье (нагорно-карабахский конфликт, Абхазия, Южная Осетия), поскольку придаст дополнительные импульсы активности грузинской и азербайджанской дипломатии. Нельзя исключать, что «сценарий Краины» будет воспроизведен (в случае его реализации на юго-востоке Украины) и Азербайджаном.

Российские аналитики делают заключение о том, что силовой сценарий решения конфликта на Донбассе будет очень дорого стоить Москве. Помимо приобретения «европейского Сомали» на Донбассе, Путин получает новые санкции Запада и новые обязательства по обустройству Донбасса. В условиях, когда за несколько месяцев рубль потерял более 40%, финансировать Донбасс просто будет не из чего.

Конечно, при таком развитии событий значительно возрастет вероятность признания Москвой так называемых ДНР и ЛНР в качестве независимых государств или мультипликация крымского опыта. Это автоматически будет означать новые санкции и ухудшение экономического положения внутри России, поскольку к негативным последствиям санкций добавятся и значительные социально-экономические обязательства по восстановлению Донбасса. А ведь только в нынешней конфигурации две «народные республики» контролируют территорию, по площади вдвое превышающую Абхазию, а по населению почти вдвое большую, чем Крым и Севастополь.

 

Сценарий 3: статус-кво

Российские исследователи считают, что именно сценарий сохранения статус-кво представляется на сегодняшний день наиболее вероятным. Это не исключает его совмещения с более негативными трендами или компромиссными вариантами, но основным вектором будет, скорее всего, именно «глубокая заморозка» конфликта как в разрезе ситуации на юго-востоке Украины, так и в рамках российско-украинских отношений и отношений России и Запада.

Данный сценарий предусматривает замораживание решения вопроса о статусе так называемых ДНР и ЛНР. В рамках этого сценария Россия попытается сформировать властную вертикаль в этих непризнанных республиках и продолжит оказывать большое влияние на их внутриполитическую жизнь.

Россия также станет донором ЛНР и ДНР, гарантируя выживание населения в зимний период и в течение 2015 года, и во многом возьмет на себя задачи по восстановлению инфраструктуры. Поддержка ДНР и ЛНР будет не просто элементом давления на Киев, но и попыткой выстроить политическую систему по «Приднестровскому образцу», с постепенным сокращением роли полевых командиров.

По мнению российских аналитиков, в рамках сценария «глубокой заморозки» Украина не пойдет на официальные переговоры с властями ДНР и ЛНР, а сосредоточится на выстраивании оборонительной линии, накапливании войск и военной реформе. Особое внимание будет уделено Восточным регионам страны, в том числе экономической помощи и децентрализации в украинских частях Донецкой и Луганской областей. Это во многом будет соревнованием эффективности управления и восстановления инфраструктуры между Украиной при поддержке Запада и непризнанными республиками при поддержке Москвы.

Российска сторона признает, что реализация всех глобальных проектов со стороны России будет затруднена санкциями и общими негативными тенденциями в экономике. В случае реализации данного сценария санкции не только сохранятся, но и, возможно, усилятся. Также стоит ожидать обмена резкими заявлениями между сторонами, нового витка газового конфликта с конца весны 2015 г., общего экономического давления России на Украину. В украинских СМИ будет сохранен образ России-врага, а в российских – образ Украины как агрессивной антироссийской страны (теперь уже с меньшей риторикой о нацизме и бандеровщине, учитывая результаты украинских выборов). Следует также ожидать периодических обстрелов и проявлений снайперской активности на линии противостояния вооруженных сил Украины и сепаратистов.

И лишь так называемый «фактор Боинга» (трагедия с самолетом Малийских авиалиний летом этого года сорвал планы Путина по захвату реально болших территорий  на Юго-Востоке Украины), по мнению аналитиков Geostrategy, может качуть маятник конфликта в сторону одного из трех вышеописанных сценариев.

Сказать, что это может быть, сегодня вряд ли кто возьмется. Кроме тех, кто такие сценарии уже пишет – то ли в Мосве, то ли в Киеве, Брюсселе и Вашингтоне.

 

ВЫВОДЫ

Ситуация с Крымом и Донбассом зашла действительно очень глубоко. Окончание политической карьера Путина уже предопределено. Как бы ни развивались события, уже понятно, что реализация вышеупомянутых сценариев со стороны России будет затруднена санкциями и общими негативными тенденциями в экономике. Санкции не только сохранятся, но и, возможно, усилятся. При этом ставка Путина на раскол в ЕС и отказ от санкций вряд ли оправдается, хотя это не исключает освобождения от санкций отдельных компаний и направлений по решению правительств ряда стран. Тем не менее общий санкционный курс будет сохранен, и российская экономика и дальше будет находиться под серьезным давлением.

Очевидно, что Россия окажется перед необходимостью выживания в условиях долгого противостояния с Западом. С международно-правовой точки зрения вопрос о Крыме останется нерешенным, и России в обозримой перспективе не удастся добиться от Запада уступок по Крыму.

Перед Украиной, наоборот, стоят совершенно иные задачи: в условиях заморозки конфликта на Донбассе и временной потери Крыма не на секунду не останавливать курс на реализацию реформ. Уже в начале следующего года Европа и США будут спрашивать Киев о том, что ему удалось сделать в плане реализации комплексных реформ. Аналитики Geostrategy рискнуть предполодить, что разговор Киева с Брюсселем и Вашингтоном не будет очень приятным для украинской стороны. Но это и хорошо – ведь страна не имеет права упустить шанс для проведения внутренних преобразований. Этого хочет не только зрелое украинское общество, но этого требует и сложное время.

 

Украина должна создать новейшую историю успеха, которая, как магнит, притянет назад не только Крым и Донбасс. Это история должна вдохновить также российское общество на изменение заскорузлого политического режима Путина.

ЦЕ МОЖЕ ВАС ЗАЦІКАВИТИ

Україна, ЄС: окремі результати дії зони вільної торгівлі

Сергій Даниленко
Модератор групи Geostrategy Сергій Даниленко
analytics@geostrategy.ua

Українські виробники активно використовують преференції в рамках торгівлі між Україною та ЄС. Наприкінці 2016 року вже повністю використано 11 тарифних квот:

Румунія проти додаткових передумов для підписання Угоди про асоціацію між Україною та ЄС

Адріан Северин (Adrian Severin)
Адріан Северин (Adrian Severin), депутат Європейського парламенту, незалежний (Румунія)

Адріан Северин, депутат Європейського парламенту, незалежний (Румунія), про підписання Угоди про асоціацію між Україною та Євросоюзом:

2013 рік – найбільш складний для Ірану

Аліреза Надер (Alireza Nader)
Аліреза Надер (Alireza Nader), старший аналітик корпорації RAND

Аліреза Надер (Alireza Nader), старший аналітик корпорації RAND