Как Хорватия определяет Европу

27 Dec, 2013 | |

In 2013 Croatia became twenty eight member state of the European Union. Some high-level officials from Brussels were quick to state that joining Croatia to the EU is a real proof of the continuation of the the united Europe’s viability. But hardly Croatia will be able to become in the nearest future a real full member of the European Union. What are the reasons behind this statement? 

Событие

Холодная война разделила Европу на два лагеря: либеральную, капиталистическую Западную часть континента и условно авторитарную, коммунистическую восточную половину. Насильственный распад Югославии, вместе с сопутствующей политической и экономической стагнацией в Румынии и Болгарии, поделил континент в 1990-х на стабильный, демократический Северо-Центр Европы и хаотические Балканы, соседствующие с отсталым Ближним Востоком. Присоединение Словении к Европейскому Союзу в 2004 году, Румынии и Болгарии в 2007 году, и теперь Хорватии - летом 2013 года, казалось бы, поможет объединить Европу, но в действительности, для аналитиков группы глоюальной разведки Geostrategy – это намек на новое, хотя и более тонкое, внутреннее разделение. Что, конечно же, не сулит ничего хорошего для европейских перспектив Украины.

Анализ ситуации

Прежде всего, экономическое ядро Европейского союза уже само претерпевает серьезные разногласия между относительно экономически здоровым Севером (Скандинавия, Германия и страны Бенилюкса) и кризисным Югом (Италия, Испания, Греция и Португалия) с почти депрессивным уровнем безработицы и ошеломляющими долгами. Между тем, Греция, расположенная на крайнем юго-востоке еврозоны и переживающая эквивалент Великой депрессии, как, кстати, и Франция (в которой безпрецеденто высокий уровень социальной защиты), продолжает двигаться в направлении южноевропейских стандартов экономической агонии.

На вершине этих разногласий стоит условное деление внутри большего Европейского Союза на «белых» и «черных». Румыния и Болгария являются членами Европейского Союза, но они не находятся в еврозоне: также, что более важно, они не являются участниками Шенгенского договора. Другими словами, есть еще разногласия между этими бывшими коммунистическими балканскими странами и Западной Европой, хотя и менее глубокие, чем в 1990-х годах.

Взгляд на интеграцию Хорватии

Теперь более внимательно посмотрим на Хорватию, которая стала новым членом Европейского Союза, в результате чего число стран в рамках организации достигло 28 членов. Некоторые чиновники ЕС приветствовали последнее расширение как признак продолжающейся европейской жизнеспособности. Но вряд ли Хорватии удастьстя так просто стать новым полноправным членом Европы. Эта страна сегодня имеет более чем 50-процентную безработицу среди молодежи, это третьий по высоте показатель уровня безработицы в Европейском Союзе после Греции и Испании. Хорватия находилась в состоянии рецессии в течение половины десятилетия, и сейчас ее экономика меньше, чем она была пять лет назад. По нашим прогнозам, в обозримом будущем Хорватия не будет ни в еврозоне, ни участником Шенгенского соглашения.

Что касается ее политики, то Хорватия имеет нестабильную левоцентристскую коалицию с критическим рейтингом поддержки - 24 процента. Следует добавить, что Хорватия является одним из самых коррумпированных государств в Европе (после Румынии и Болгарии), пронизана организованной преступностью, большим количеством неэффективных государственных компаний, которые сложно будет приватизировать. Конечно, имея население около 4,4 млн. человек (приблизительно столько проживает в столице Украины – городе Киеве), она будет относительно незначительным проблематичным дополнением к уже хрупкому Европейскому Союзу. Самым большым практическим эффектом присоединения для Хорватии будет - из-за относительной бедности - доступ к фондам развития ЕС, что еще больше расширит дыру в бюджете Брюсселя.

Конечно, тот факт, что Хорватия не будет в еврозоне, делает ее потрясающе красивое побережье Далмации доступным для многих туристов. Так что, это можно считать одним ярким пятном в грустной эвроинтеграционной картине. Другим ярким моментом может бать то, что с высоким уровнем безработицы и относительно слабой валютой, Хорватия может создать возможности для предпринимателей внутри еврозоны, которые переместят некоторое производство и другие формы бизнеса на территорию новоспеченного члена. И этот факт, по мнению аналитиков группы Geostrategy, не следует недооценивать.

Сегодня Хорватия всеми силами пытается исправить свое не очень выгодное географическое положение, стремясь построить терминал для сжиженного импортного природного газа для обслуживания собственных потребностей в энергии и государств региона. Хорватия, например, пытается заинтересовать этим проектом богатый на природный газ Катар (в Персидском заливе).

Согласно этому проекту, Катар поможет финансировать терминал в качестве узлового звена для собственного экспорта энергоносителей в Центральную и Юго-Восточную Европу. Но при продолжении экономического спада в Европе, а такоже учтивая планы России использовать соседнюю Венгрию и другие страны региона в качестве центральных пунктов назначения для собственного энергетического трубопровода «Южный поток», неясно, каким образом катарцы будут оставаться заинтересоваными в хорватском предложении.

Но более интересно сравнить новое положение Хорватии в Европе с интересами других стран бывшей Югославии, поскльку Балканы по-прежнему составляют отдельную зону, хотя и без конфликтов 1990-х годов.

Тяжкое соседство

Югославия, во время ее более чем семидесятилетнего существования с конца Первой мировой войны до конца Холодной войны, всегда была источником массы противоречий - Первая мировая война с ее етнонациональними признаками, Австро-Габсбургским влиянием на север (Третий мир) и Османским влиянием на юг.

После распада в 1991 году Югославской федерации, различные республики, учытивая их географическое положение и уровень их развития в период Холодной войны, более или менее преуспели в своем развитии. Однако происходило такое «государственное вызревание» при сорханении старых исторических противоречий.

Словения, самая северная бывшая Югославская республика с глубочайшей исторической интеграцией в империю Габсбургов, присоединилась к Европейскому союзу почти десять лет назад и является частью еврозоны. Тем не менее, в то время как уровень ее экономического и социального развития всегда был самым высоким в Югославии, в рамках коммунистического мира, Словения по-прежнему далеко позади в своем развитии соседней Австрии и других стран Центральной Европы. Недавний банковский кризис в Словении должен рассматриваться частично в этом контексте. Словения, возможно, продвинулась слишком далеко, и слишком быстро в последние годы. Хорватия же, немного южнее Словении, только вступила в Европейский Союз в 2013 году.

Такой разрыв является результатом не только глубоких экономических и социальных проблем, но также свидетельствует о попытках Словении блокировать вступление Хорватии в ЕС - это наследие распада Югославии, которое подняло огромное количество различных пограничных и других споров между двумя государствами.

Сербия, политическое ядро старой Югославии, лежит как раз на юге Хорватии, и только недавно достигла слабого политического баланса, уступив под давлением Евросоюза автономию Косово. Вступление Сербии в Европейский союз по-прежнему возможно через несколько лет. Что касается южных старых югославских регионов Боснии, Косово, Черногории и Македонии, они все еще, не в обиду для этих стран, представляют «третий» сорт для обьедененной Европы.

Выводы

Итак, будущая карта Европы, судя по существующим политическим тенденциям, не будет выглядеть как эдиное целое. Идея единой Европы, выступающей центром силы и власти, на равне с такими гегемонами, как Соединенные Штаты и Китай, является пока-что химерой. Это, кстати, признают сами американские експерты, которые в общем-то заинтересованны в сильном противовесе России в данном регионе.

Но, тем не менее, не будь у Европы жестокого наследия раздела во время Холодной войны и последующих, кровавых последствий, то картина могла бы выглядеть совсем иначе. Реальная же геополетическая карта, к глубокому сожалению, представляется потрясающе сложной, в которой заключены несколько шаров, как ЕС в рамках еврозоны, Шенгена, страны вне этих договоров, и вообще, не члены ЕС. Ну и не стоит забыть нанести на эту карту очаги сложных экономических кризисов (Грецию, Португалию, Италию, Испанию).

В общем говоря, чем дальше удаляеться от Германии и стран Бенилюкса, тем больше в европейских странах наблюдается склонность к кризисам и отсталости.

И чем дальше на Восток и на Юго-Восток, тем больше ощущуется жесткое деструктивное влияние энергитически богатой, и вообще газо- и нефтедолларово богатой России.

Да, Варшавский договор канул в лету. Но с уже не такой хаотичной, как было при Борисе Ельцине, Россией по соседству степень ее влияния на экономическое развитие региона будет добавлять еще один усложненый слой на карте Европы. И это не говоря уже о растущей экономической и демографической близости Турции и Северной Африки к Европе.

Кстати, результаты Вильнюсского саммита «Восточного Партнерства», на котором в основнои из-за «российского фактора» (а также политической слабости самого Киева), было сорвано подписание Соглашения об ассоциации, не добавляют аналитикам Geostrategy условного еврооптимизма.

Поэтому, вступление Хорватии является признаком не так развивающегося единства ЕС, как неоспоримого осложнения геополитической борьбы Европы.

Но, вместе с тем, Киеву совершенно не стоит опускать руки и «ложиться под Москву». Поскольку и российсоке доминирование, судя по многим економическим, демографическим и иным признакам, не будет продолжаться вечно.

Матеріал підготовлено на замовлення Інформаційно-аналітичного порталу Inpress.ua 

ЦЕ МОЖЕ ВАС ЗАЦІКАВИТИ

Про окремі аспекти питань європейської безпеки

Ivo Daalder
Іво ДААЛДЕР (Ivo Daalder), Постійний представник США при НАТО

Розміщення в Європі елементів системи протиракетної оборони

Ми прагнемо до успіху незалежної та єдиної України

Rex Tillerson
Рекс В. Тіллерсон Державний секретар США

Хоча Захід продовжує шукати нових продуктивних відносин з пострадянською Росією, на сьогоднішній день це виявилося невчасним, оскільки після спроби попереднього керівництва відновити відносини з Росією та американсько - європейськими відносинами Росія вторглась у сусідню Грузію в 2008 році та в У

Путін забезпечив виживання режиму Асада

Джон Маккейн
Голова комітету Сенату США з питань збройних сил сенатор Джон Маккейн

Заява, що Росія почне виведення деяких збройних сил з Сирії сигналізує проте що Володимир Путін переконаний, що він розбомбив та знищив достатньо супротивників кривавого режиму Асада, щоб забезпечити його виживання.