В Крыму может появиться новое государство

11 Feb, 2016 | |

Одобрение Европарламентом создания формата «Женева+» для деоккупации Крыма, - это открытие второго фронта не только относительно Украины. Очевидно, что это не окончательная деоккупация Крыма, ведь мы понимаем, что возврата к тому статусу-кво, который был до 2014 года, больше не будет. И скорее всего, на территории Крыма со временем возникнет крымско-татарское государство под протекторатом Украины, Турции, частично России, ООН или еще какой-то организации. То, что мы называем «Женева+» - это результат, который, прежде всего, достигнут за счет усилий лидеров крымскотатарского народа и украинской дипломатии. Это результат их усилий по блокированию, по поиску этого механизма, настойчивая работа среди западных политиков и лоббистские усилия. Им удалось вернуть в европейскую повестку дня вопрос Крыма и это важный результат этой инициативы.

Для украинцев такое решение Европарламента (ЕП) было важным, - мы ожидали, что реакция Запада, в частности Европы, будет мгновенной. Европейцы действовали в соответствии со своим инструментом и через свои механизмы, поскольку, согласно Лиссабонскому договору, Европарламент становится одним из ведущих институтов в объединенной Европе. Европарламенту надо было провести свою собственную «перезагрузку» для украинского вопроса и собрать достаточное количество информации, фактов, чтобы сделать подобное заявление по Крыму. И они пошли привычным для них способом защиты европейских ценностей. Обратите внимание, что в резолюции акцентируется внимание и на национальной защите крымско-татарского народа, на свободе слова и на других свободах, которые для европейцев являются важными ценностями.

Перед вчерашним решением, на протяжении двух лет в Крыму работали представители разных организаций, которые мониторили ситуацию. Они работали по схеме: сначала – сбор информации, затем – декларация, и потом – новый формат «Женева+». Теперь, когда они собрали критическое количество фактов, когда они нашли базу доказательств нарушений прав человека, как они будут об этом говорить, на основе деклараций, начинается формирование реального механизма, и со временем это перерастет в новый формат международной конференции по Крыму. Решение ЕП – это начало формирования новых принципов, нового представления о будущем европейской безопасности. Это уже фактически рабочий орган для подготовки Большой конференции.

Большая конференция инициирует пересмотр вопросов безопасности в Европе, потому что четверть столетия европейский восточный регион характеризовался постоянной нестабильностью, и в последнее время обстановка обострилась. Украина была форпостом стабильности, – здесь не было кровавых конфликтов, а в постсоветских регионах войны шли постоянно – достаточно вспомнить хотя бы Нагорно-Карабахский конфликт. И уже пришло понимание того, что необходимо пересмотреть систему безопасности и вернуться к началу – к Нагорно-Карабахской проблеме, которая берет истоки с конца 80-х годов прошлого столетия. Вот каковы будут последствия резолюций, которые были приняты в Страсбурге.

В аспекте конфликта на Донбассе, аналитики Geostrategy отмечают, что Минский процесс и события на Донбассе не «контачили»: то, что делалось в Минске, никак не отражалось на том, что творилось в восточных регионах, и наоборот. Cейчас должны быть приложены усилия к тому, чтобы эти процессы стали не параллельными, а общими. И здесь, скорее всего, уже будут не политические заявления, а реальные механизмы, инструменты, какие-то практические решения, чтобы установить на Донбассе перемирие.

Сегодня Украина напоминает ФРГ конца 40-х – начала 50-х годов минувшего столетия, когда западные страны-победители постепенно «переваривали» тогдашнюю нацистскую Германию и приспосабливали ее к нормам западного мира. Речь идет не только о Плане Маршалла в экономике, но и о политических, гуманитарных процессах. Сейчас мы видим, что Европа, и Европарламент это подтвердил, признает Украину сферой своих интересов. Это было засвидетельствовано не только во вчерашней резолюции Европарламента, но и в том, что усиливается роль программы «Восточное партнерство», а также в том, что европейцам удалось сохранить единство относительно санкций. Мы понимаем, что теперь европейцы готовы «переварить» и ту часть Украины, которая есть, а ситуация на Донбассе и в Крыму будет рассматриваться как начало пересмотра новой конфигурации системы безопасности в Европе.

При этом возвращение Крыма в состав Украины военным путем не рассматривается, - в формате «Женева+» нет представительства России. В отличие от Минска и от Нормандского формата, в этом формате предусмотрена изоляция России. После первых шагов – экономической изоляции, идет изоляция политического процесса. На сегодняшний момент все знают позиции России, все знают, что в какой-то момент она может усилить атаку, и не только на Украину. Это понимает и НАТО, учитывая военную угрозу со стороны Кремля. Но на данный момент кроме изоляции, кроме убеждения России, кроме постоянного напоминания и политических заявлений, дипломатического давления на нее, нет никакого другого механизма. «Женева+» - это только намек, сигнал, что после экономической изоляции, наступает политическая. Это долгосрочный процесс.

Почему за возврат Крыма в Украину так активно взялись татары? Потому что у них появился исторический шанс получить свое собственное государство. Обратите внимание – больше десятков миллионов курдов раскиданы между Турцией, Сирией, Ираком, и они не имеют своего государства. Точно так же и крымскотатарский народ – коренной народ, у которого нет своего государства. Сегодняшний общемировой процесс стоит на позиции объединения народов. Но не менее актуальным являются национальные границы, очерчивание национального сознания народов, которые еще не сформировали свои государства.

При этом важно понимать, что по Крыму может быть найден компромисс. Ведь не будет так, чтобы россияне взяли и ушли из полуострова, а Украина туда зашла. Скорее всего, это будет какая-то новая страна. Возможно, там будут висеть флаги Украины, крымских татар и ООН. К этому все идет, на основании решений той конференции по Крыму, которая вырастет из «Женевы+». При этом не желательно говорить, что вот, скоро Россия распадется, и мы будем хлопать в ладоши. Если в наших условиях еще и у соседей случится распад – это чревато началом Третьей мировой войны, - ВВС уже показывает, как россияне моделируют ядерную атаку на Швецию.

Сегодня вырисовывается новая конфигурация европейской безопасности. И задание Украины – быть не объектом, а субъектом, которому сложно, но который сыграл роль окончательного катализатора этого процесса.

Сергей Даниленко - Доктор политических наук, модератор аналитической группы Geostrategy.ua для http://from-ua.com/

ЦЕ МОЖЕ ВАС ЗАЦІКАВИТИ

Угода про асоціацію між Україною та Європейським Союзом є дуже важливими документом

Майкл ХЕНКОК (Michael Thomas Hancock)
Майкл ХЕНКОК (Michael Thomas Hancock), член Британського Парламенту, член Британської делегації у Парламентській Асамблеї Ради Європи

-Пане ХЕНКОК, якими, на Ваш погляд, є перспективи підписання у 2012 році Угоди про асоціацію між Україною та Європейським Союзом?

Джихадизм у Казахстані як частина глобальної терористичної мережі

Gordon M. Hahn
Gordon M. Hahn, Старший науковий дослідник з питань Росії та Євразії Центру міжнародних та стратегічних досліджень, м Вашингтон

Gordon M. Hahn, Старший науковий дослідник з питань Росії та Євразії Центру міжнародних та стратегічних досліджень, м Вашингтон Гордон Ган представив аналітичну доповідь на тему: ДЖИХАДИЗМ В КАЗАХСТАНЕ, КАК ЧАСТЬ ГЛОБАЛЬНОЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ СЕТИ

Місія Кокса-Квасьнєвського повинна діяти до саміту «Східного партнерства»

Крістіан ВІГЕНІН
Крістіан ВІГЕНІН, (Крістіан Іванов Вігенін), Депутат Європарламенту (група «Прогресивний альянс соціалістів і демократів), голова Парламентського асамблеї «Східного партнерства»

Крістіан ВІГЕНІН, депутат Європарламенту (група «Прогресивний альянс соціалістів і демократів), голова Парламентського асамблеї «Східного партнерства» про діяльність місії Кокс-Квасьнєвський: